philosophikon (philosophikon) wrote,
philosophikon
philosophikon

Об астрологических предсказаниях Мишеля де Нотрдама на квартире Вильяма

Вильям, как вам уже известно, человек не просто увлекающийся, а увлекающийся страстно. Мною не единожды предпринимались попытки вытаскивать его из теплых и уютно влажных трясин мономаний, в которых тот не ощущал миазмов фанатизма. Но все бестолку. Если что втемяшилось — оглоблей не сковырнешь. Моя харизма, видать, слаба. К счастью, страсть к изобретению невиданных рецептов омлета, вышиванию златой нитью или изобретению устройств, повышающих остойчивость кораблей флота Его Величества, длилась, по моим наблюдениям, не более пары месяцев. За сим обыкновенно следовал период тягостного уныния, либо пьеса.
Уже месяц как внутренности квартиры моего друга измазаны, забрызганы и залиты глиной. У нас новый фанатизм: гончарное дело!
—А где ты обжигаешь свои горшки, Вильям?
—Френсис, обжигать горшки — это прошлый век. Ты еще не знаешь разве, что я открыл способ отверждать фарфор без обжига? Уголек нынче недешев…
—Ах вот как? Не тем ли способом был изготовлен кувшин, не пожелавший удерживать молоко у миссис Соммерсет?
—Тем ли.
—А не ядовит ли твой способ?
—Ядовит. Зато молоко не прокисает!
—Еще бы: оно просто не успевает.
Вилли перестал толкать голой пяткой маховик гончарного круга и надменно воззрился на меня:
—Френсис, — он смеривал меня взглядом, будто решая, взять ли себе следующим хобби ремесло гробовщика. — ты явно не с праздным визитом. Говори: не люблю задерживать деловых людей.
—Не у тебя ли я оставил прошлый раз центурии Нострадамуса?
На остановившемся гончарном круге новорожденная ваза стала складываться пополам — медленно, как давящийся от смеха человек оседает на пол, держась за животик. Я удержал в себе комментарий, что еще одной вазе не потребуется обжиг.
Вильям оглянулся по сторонам демонстративно бегло, и рёк подчеркнуто спокойным голосом:
—Нет.
—Хорошо… Не смею отвлекать тебя от столь полезных человечеству опытов.
—Твой Предсказамус — бульварное чтиво для идиотов. Вместо того, чтобы читать Шекспира, Бэкона, на каждом углу эта хиромантия!
—Астрология.
—Одна сатана. Псевдонаука… Будущее знать невозможно!


Каково же было мое изумление, когда я застал через пару дней Билла за рисованием натальной карты. На столе, подоконниках, гончарном круге лежали фолианты, среди которых и мой томик центурий.
—Очередное покорение невозможного? Твои крынки уже пользуются достаточным спросом?
—Оставь сарказм для черни южных окраин, друг мой. В этой… астролябии что-то есть!
—Харизма.
—Именно! Ха-риз-ма. А она не берется на пустом месте. Ее нужно заслужить: она сродни доверию, близка вере.
—Не совсем… Ну хорошо, ты уверовал, что положение светил определяет расположение вообще всего на свете. А, зная законы движения светил, мы можем предугадывать расположение элементов чего бы то ни было в будущем, так?
—Вполне. Ты не согласен? Не твоя ли это книжка — Мишеля дё Нотрдама? — он произнес это имя с французским прононсом почему-то.
—Моя. Купил на бульваре.
—И ты не веришь в нее? В смысле — не веришь в возможность предсказаний?
—Вот в чем дело, друг мой. Предсказатель определяет расположение элементов, да. Но не в мире, а в сознании клиента. Предсказать расположение вещей и событий действительно нельзя. Но то, как мы это расположение увидим — вполне себе можно. Обладая достаточной харизмой, не производя никакого принуждения, можно заставить видеть черное белым, круглое квадратным и наоборот. Все дело в харизме, авторитете манипулятора. Здесь для меня более интересно даже другое: «теорема», обратная этой. А именно: харизма — это то, что определяет будущее других людей… Пройдет без малого три века, пока эти положения будут доказаны.
—Три века… Еще есть время, Френсис! Не хочешь ли, я набросаю твой гороскоп?
—Будь любезен, Вильям.


.
Tags: science, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments