July 31st, 2012

Новая в труппе

прана
Сегодня Вильям за чашечкой чая в файв о’клок поведал презанятное. К нему в труппу поступила молодая особа – Хелен – благовоспитанная и довольно эрудированная. Эрудиция ее, впрочем, простиралась в довольно необычные плоскости, но мы не заострим пока на этом внимание, так как самое ошеломляющее впечатление о себе она сделала, втащив в гримерку… гроб! Она внесла его словно чемодан, хотя ящик тот был тяжел как сам по себе – сколочен крепко из дубовых досок, так и от помещавшейся в нем массы предметов. Как вскоре выяснилось (а актеры не славятся особой тактичностью и щепетильностью, когда дело касается личного своих коллег) в нем были совершенно все вещи, принадлежавшие Хелен. То есть – все ее имущество умещалось в чемодан-гроб, и абсолютно все вне ящика (кроме, конечно, надетого на нее в данный момент, и ее самой) не считалось ей ее собственностью.

Мы с Вильямом полагали, что давно изучили людские анормальности (и религиозные – в том числе). Однако, сия провинциалка сумела удивить, принадлежа мало кому известной религиозной общине гробовиков (coffiners). Как следует из названия, нечто важное в этой вере вращается вокруг гроба. И вот в чем суть: они следят за тем, чтобы все возможное имущество умещалось в гробу, в котором их потом же и зароют по смерти, а пожитки будут розданы согласно известным им правилам, основанным на их понимании справедливости. Выбрасывалось на свалку либо ненужное, либо то, что не поместилось в гробы-чемоданы остальных, пока еще живых, сектантов. Квинтэссенция «учения гробовиков» изящно выражаема следующей максимой: «Ничто твое не больше гроба» (‘Nothing yours is larger then your coffin’)… Остаток вечера мы провели в обсуждении этой философии, в которой – как мы ее ни пытались понять и повернуть под разные углы зрения – ощущался горьковатый привкус иронически выраженной правды.

гробо