September 3rd, 2012

Об опыте власти


Одни уходят, так и не поняв, зачем приходили, другие – так и не успев сделать то, зачем пришли.

Наверное, это не главное – реализовать что-то, или «найти себя». За  такой короткий срок жизни разве можно вообще что-то найти, реализовать? А тем более – себя. Совершенно немыслимо что-нибудь понять, чему-нибудь научиться (не говоря уже – научить) стоящему, заметному, имея за спиной хотя бы такой смехотворный срок жизненной опытности, как тысячу лет. Это я перефразирую Воланда, который пенял людям, что они на тысячу ближайших лет не могут жизнь спланировать. Как же тут планировать на тысячу тел, когда жизнь проходит впопыхах и спешке, как-будто с самого рождения до смерти только и делаешь, что собираешь багаж, вечно обнаруживая, что твой поезд уже, скорее всего, отходит от платформы. Или – что вот он, поезд, но билеты остались на трюмо в прихожей. Или вынужден сходить на ближайшей станции, поняв, что поезд идет не туда, и деньги за ненужный билет тебе никто не вернет… И так вот все проходит.

Как можно руководить тысячами тел, не имея за плечами тысячи лет?.. Если иметь власть и средства, то непременно бы использовал их для продления собственного здоровья и жизни на неограниченный срок. Но, судя по тому, что цари, царицы, короли и королицы помирают в том же возрасте, что и челядь, никаких средств не существует. И неужели эти дети – новорожденные в сравнении с возрастом цивилизации и человечества вообще – имеют действительную способность управлять народами? Или народами управляют действительно живущие тысячи лет, а эти – подставные лица? Или все развивается по заранее расписанному плану, а все «руководства» – только видимость?

Решать судьбы людей – непосильная задача для человека, мне кажется. Как-то раз случилось мне быть в составе суда присяжных. Я покинул этот проект, так как понял, что мне – с одной стороны – никогда не будет достаточно доказательств и прочей сопутствующей информации, которая сможет объять абсолютно все варианты и аспекты дела, а, во-вторых, я никогда не смогу уравнять преступление с наказанием, чтобы с чистой совестью и уверенностью в справедливости и адекватности меры пресечения вынести один из возможных вердиктов: «виновна» или «не виновна» (подсудимая была женщиной, подозревавшейся в колдовстве и порче скота и домашней птицы). Имея власть и необходимость решать судьбы, мои сердце и мозг взорвались бы уже через полчаса. Удивительно как бывают люди, отправляющие других на смерть, карающие других за что-то на основании чего-то. Да, это возможно. Но взвесив абсолютно все нюансы. Но для этого нужен огромный жизненный опыт, и большая работа, длившаяся не одну сотню или тысячу лет.

Не могу поверить в то, что судьбы людей в руках других людей, мгновение назад делавших в пеленки – и вот они уже за пару-тройку декад обрели мудрость и способность взвешивать деяния и души. Если это так, то это… очень странно.